Оцените этот пост

Обсуждались итоги работы ведомства за девять месяцев 2019 года, в том числе внедрение цифровых технологий и ввод в эксплуатацию центров электронного декларирования.

Из
стенограммы:

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Федеральной таможенной службы Владимиром Булавиным

Встреча c руководителем Федеральной таможенной службы Владимиром Булавиным

Д.Медведев:
Хотел бы послушать, как обстоят дела в Федеральной таможенной службе, с учётом
того, что задачи важные. Вы занимаетесь контролем перемещения грузов, выполняете
известные фискальные функции, которые важны для того, чтобы бюджет пополнялся.
Каковы успехи?

И ещё один момент, который специально хотел бы
акцентировать. Последний раз, когда я у вас был, мы много говорили об
электронной таможне, цифровизации процессов. Этого ждут все – и те, кто пользуется
услугами таможни, я имею в виду грузоотправители и грузополучатели, и обычные
граждане, которые пересекают государственную границу.

В.Булавин:
Сегодня можно подвести итоги работы Федеральной таможенной службы за девять
месяцев. Могу доложить, что в целом все задачи, которые были поставлены перед
Федеральной таможенной службой, выполнены. Прогнозное задание выполнено по
девяти месяцам на 102%. В доход федерального бюджета перечислено 4 трлн 180
млрд рублей. Импортная составляющая у нас в этом году подросла на 15% и
составила 2 трлн 400 млрд рублей. Надо отметить, что на импортную составляющую
оказали влияние изменение курса доллара к рублю, увеличение на 2% НДС и в том
числе увеличение показателей таможенной стоимости, что может косвенно
свидетельствовать о повышении эффективности работы таможенных органов страны.
Экспортная составляющая у нас уменьшилась на 15% и составила за девять месяцев
1 трлн 700 млрд.

Д.Медведев:
Это с чем связано?

В.Булавин: Это связано с проведением
налогового манёвра прежде всего.

Если
посмотреть по отношению к 2016 году, то у нас экспортная составляющая
уменьшилась на 1 трлн 535 млрд рублей.

В прошлом
году на нашем таможенном форуме Вы дали старт работе первой электронной таможни
в Нижнем Новгороде – и не только, а вообще существенному реформированию
таможенных органов в целом.

Сегодня могу
доложить, что нами созданы 12 центров электронного декларирования из 16,
которые мы планируем создать в 2020 году.

Как и
предполагалось, все центры электронного декларирования находятся на
государственных площадях. До реформы мест таможенного оформления было около
700. И все они – так уж сложилось исторически – находились в помещениях,
принадлежащих бизнесу.

Д.Медведев: Что не очень хорошо.

В.Булавин: Да, но уже сегодня более 65%
всех деклараций, оформляемых Федеральной таможенной службой, обрабатывается в
центрах электронного декларирования. В следующем году по завершении реформы
будем оформлять 95% деклараций. Там есть у нас ещё 5% специфического
оформления, которое мы пока оставили на таможенных постах.

В целом
задачи, которые мы ставили перед собой, выполнены. Во-первых, существенно
повысился уровень управляемости таможенных органов. То есть было 700 мест
таможенного оформления – будет 16. Во-вторых, мы разорвали физический, личный
контакт выпускающего инспектора и декларанта. И существенным образом
уменьшили коррупционные риски.

В-третьих, мы повысили независимость и
самостоятельность в принятии решений выпускающих инспекторов, и это в конечном
счёте сказывается на уровне таможенных платежей. По центрам электронного
декларирования, если в целом посмотреть на сегодняшний день, мы фиксируем
увеличение индекса таможенной стоимости по сравнению с 2018 годом. Достигнутый
уровень концентрации деклараций в центрах электронного декларирования позволил
нам автоматизировать отдельные таможенные процедуры. Скажем, уровень
автоматической регистрации деклараций по экспорту в настоящее время составляет
почти 88%. Уровень автоматического выпуска экспортных деклараций – 55%. По
импорту результаты у нас немного скромнее в силу специфики, тем не менее 60%
деклараций здесь автоматически регистрируется и 35% автоматически выпускается,  то есть без участия человека. На автоматическую
регистрацию уходит 3 минуты, 2 минуты на автоматический выпуск, и всего 5 минут
на декларацию.

Д.Медведев:
А сколько раньше уходило на это? Я имею в виду в бумажной технологии.

В.Булавин:
Иногда
днями это длилось. Среднее время выпуска в целом для безрисковых деклараций по
экспорту у нас составляет 40 минут, а по импорту – 1 час 20 минут. Это
достаточно хороший результат, если брать лучшие мировые практики. В настоящее
время мы им соответствуем.

Следует также отметить, что достигнутый уровень
цифровизации таможенной сферы сделал её более прозрачной, более доверительной
между таможней и бизнесом. Нам удалось существенным образом снизить конфликтный
потенциал при таможенном оформлении – почти в три раза.

Д.Медведев:
Очень хорошо. Все эти процессы нужно обязательно продолжить, потому что очевидно,
что это сфера практически полностью должна быть обеспечена цифровыми
технологиями. Так всем удобнее – и самой таможне, и декларантам, и вообще для
экономики лучше.

Давайте ещё обсудим некоторые вопросы, связанные с
тем, как функционирует наш Таможенный союз. Имею в виду, что у нас единые
правила, но в то же время есть нюансы, связанные с перемещением грузов,
поступающих из-за пределов Таможенного союза. Обсудим и эту тематику сейчас.

Leave a Reply

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here