Оцените этот пост

«Куратор выявляет то, что “разлито” в современности, но еще не сформулировано»В этом году НИУ ВШЭ и Музей современного искусства «Гараж» открыли магистерскую программу «Практики кураторства в современном искусстве», которая готовит кураторов и координаторов выставок. Что представляет собой профессия куратора в искусстве, в интервью новостной службе рассказали преподаватели программы – куратор Музея «Гараж» Валентин Дьяконов и главный редактор портала «Артгид» Мария Кравцова.

Валентин, Мария, у слова «куратор» в русском языке множество смыслов. Что оно означает применительно к искусству?

Валентин Дьяконов. Так называют тех, кто делает выставки, не являясь, как правило, ни художником, ни хранителем, ни руководителем организации. Поскольку слово «куратор» действительно используется в самых разных контекстах, даже обсуждался вопрос о его замене на exhibition-maker.

Куратор может быть нанятым сотрудником или же независимым – сотрудничать с той или иной организацией при наличии взаимного интереса.

Мария Кравцова. В СССР куратором называли человека из компетентных органов, который присматривал за творческой интеллигенцией. В постсоветской России это слово стало ближе к художественной сфере, хотя и в кафе можно встретить куратора меню.

Когда профессия куратора появилась в России и в мире?

В.Д. Название появилось за рубежом в 1960-х годах, а сама профессия – пожалуй, более ста лет назад, ведь и тогда люди занимались организацией выставок.

В России в конце XIX века для этого было создано художественное объединение «Мир искусства», один из его основателей – Сергей Дягилев. Его выставка русского портрета XVIII-XIX веков имела все признаки кураторского проекта, причем независимого. Он провел огромное исследование, ездил по «дворянским гнездам», искал и собирал портреты, а затем показал их как единый феномен, возродив таким образом презираемый в тот момент пласт русской истории и русской живописи. Социально-активистская, передвижническая живопись до этого считалась намного прогрессивнее, чем подобные аристократические пережитки.

В тот же период в Вене появилось объединение художников «Сецессион», и они тоже делали выставки по кураторскому методу – не просто показывали свои работы, а концептуально предъявляли их, осознавая себя как группу, направление.

В эпоху авангарда кураторов стало больше, и в основном они были художниками, как, например, Михаил Ларионов, Петр Кончаловский и Илья Машков, делавшие выставки общества «Бубновый валет».

Институционализация профессии куратора после второй мировой войны была обусловлена переходом европейской экономики к постиндустриальной эпохе. Чем больше становилось художников, тем большим смыслом наполнялась работа человека, который отделяет хорошее искусство от плохого, причем не через критику, а через выставочные стратегии и выставочные проекты.

«Куратор выявляет то, что “разлито” в современности, но еще не сформулировано»

То есть главная задача куратора – отделять хорошее искусство от плохого?

В.Д. Нет, это важнее для критиков. А куратор, глядя на художников, должен видеть, что они решают определенные задачи, формулировать эти задачи и брать их за основу при создании выставки.

Классический пример – выставка Харальда Зеемана 1969 года. На ней он показал произведения нескольких десятков художников, имевших отношение к нарождающемуся концептуализму и минимализму, новым типам художественного производства. Попадая в музейное пространство, произведение имеет столько значений, смыслов, контекстов, что художнику необходимо четко маркированное интеллектуальное пространство выставки.

Назовите основные компетенции, которыми должен обладать куратор в современной России.

В.Д. Во-первых, он должен знать историю искусства. Необязательно мерить это знание университетскими курсами, но широкие представления необходимы.

Во-вторых, нужно уметь общаться с творческими людьми, с художниками, понимать, какова их жизненная позиция, что они делают. Художники – люди самозанятые, им свойственно ощущение нестабильности, и они производят уникальный продукт, ценность которого не определяется рациональными экономическими механизмами.

В-третьих, куратору, как и архитектору, необходимо пространственное мышление. Чтобы организовать выставку, нужно понимать, как устроено пространство, что такое объем.

М.К. Куратор выявляет то, что «разлито» в современности, но еще не сформулировано, улавливает тенденции в искусстве, политике, социальной сфере, чувствует дух времени. Большинство хороших кураторских проектов, вошедших в хрестоматии, – об этом.

Куратор или выбирает под свою идею художников, или идея возникает в процессе общения с ними. Например, у Виктора Мизиано, который был главным куратором российского павильона на Венецианской биеннале, все построено на общении с художниками.

Еще куратор должен знать основы технического производства, понимать, как проводится выставка от начала до конца, от доставки груза до установки света и обеспечения безопасности.

В.Д. Вместе с кураторами обычно работают менеджеры выставочного дела, отвечающие за организационную работу, – заключение договоров, ведение бухгалтерии, производство выставочного оборудования и так далее. Но есть кураторы, которые выполняют все это сами, в зависимости от их институциональной принадлежности и масштаба.

Кураторов готовят на уровне магистратуры. А какое бакалаврское образование предпочтительно?

В.Д. Любое. На магистерской программе «Практики кураторства в современном искусстве» гуманитариев большинство, но есть и технари. Мы специально не устанавливали в качестве обязательного требование о наличии «профильного» образования в области истории искусств или культурологии. А все кураторы Музея «Гараж» – гуманитарии: у нас есть историк, филолог, культуролог, востоковед, искусствовед.

М.К. Эти люди сами изобрели себя как кураторов – как правило, нигде этому специально не учились, и в основе их работы – собственный опыт. Но за последние 10 лет наша сфера расширилась, и мы столкнулись с дефицитом специалистов. В России сейчас активный, динамичный художественный процесс, и нужны люди, которые будут руководствоваться не только интуицией. Так что запрос на образование в этой сфере продиктован состоянием индустрии.

Этот тренд в какой-то степени задает «Гараж» – платежеспособная организация, и это тоже важно: без денег в нашей сфере ничего не получается. Запрос на новую музейную институцию поддерживает и государство – неслучайно были заменены директора большинства федеральных музеев, и в регионах музеи возглавляет молодежь. Есть запрос на новых людей, которые привнесут в сферу искусства новые технологии. В Екатеринбурге, например, всерьез рассуждают о том, что новым двигателем локальной экономики может стать именно культура.

«Куратор выявляет то, что “разлито” в современности, но еще не сформулировано»

Сколько дипломированных кураторов необходимо в масштабах страны?

М.К. Если мы хотим развивать культурную жизнь, их должно быть много. В каждом областном центре, где есть краеведческий и художественный музей, нужны как минимум два таких человека. А еще есть множество городов со своим культурным наследием, с культурными стратегиями, и там они тоже нужны. Известны примеры, когда вся жизнь города перестраивается под культурную повестку, как, например, в Мышкине или Коломне, где возник стабильный поток туристов. Чтобы развиваться, получать деньги на новые проекты, нужны кураторы, понимающие, что такое экономика впечатлений.

Но дело не только в туризме. Если человек является культурным потребителем, выходит на пенсию и переезжает, скажем, во Владикавказ, ему там нужна культурная жизнь, без нее город для него непривлекателен.

Куратор – денежная профессия?

М.К. В частных институциях в Москве у кураторов хорошие и стабильные заработки. Независимым кураторам на гонорарах зарабатывать сложнее, но если их идеи востребованы, если они способны находить художников, площадки и гранты, без денег они не останутся. У институционального куратора свободы больше, но возможностей меньше.

Кого из российских и зарубежных кураторов вы приводите в качестве примеров для ваших студентов? На кого сами студенты хотят походить?

В.Д. Мне было бы интересно учить студентов, которые хотели бы быть похожими на Каролин Христов-Бакарджиев. Она живет в Италии, сейчас она главный куратор и директор Музея современного искусства «Castello di Rivoli — Museo d’Arte Contemporanea», а это чуть ли не первый музей современного искусства в Европе. Она хорошо понимает, что происходит в современном искусстве, обладает чрезвычайно последовательным философским мышлением, ее интересуют все актуальные темы, связанные с производством образов, и она пытается эти темы осознать, перевести на простой язык, найти их правильный масштаб. Например, она организовала огромную выставку, посвященную цвету как макро-реальности.

«Куратор выявляет то, что “разлито” в современности, но еще не сформулировано»


М.К. 
Я уже упоминала Виктора Мизиано, который во многом породил и выстроил кураторство в России. У него сложная биография, но думаю, что очень многие молодые кураторы ориентируются на него. Он умеет выстраивать большую культурную ситуацию, добираться до важных общественных и политических тем через тщательное, вдумчивое общение с художниками. Из этого общения вырастают его выставочные проекты, понятные и открытые для разных категорий зрителей.

Мой любимый молодой куратор – Александра Селиванова. Выставку «Ткани Москвы» – хит сезона, первый в истории современной России рассказ о текстильной Москве – организовала она. До ее прихода Центр авангарда на Шаболовке мало кому был известен, а сегодня это популярная площадка. Она пересматривает историю искусства, открывает то, что было забыто, и как историк работает не с текстами, а с выставками.

Один из последних трендов профессии – коллективное кураторство, когда разные люди привносят в проекты разный визуальный опыт и разный опыт взаимодействия с сообществами. Большинство интересных современных проектов – примеры именно такой коллективной работы.

Что нового привнесут в профессию куратора первые выпускники магистерской программы «Практики кураторства в современном искусстве»? Где они будут работать? Чем будут заниматься?

В.Д. Полагаю, они без труда найдут себе место в ведущих культурных институциях Москвы с ее огромными перспективами. Возможно, кто-то поедет доучиваться за границу, и если человеку удастся интегрироваться в международное сообщество, для нас это будет большой победой, особенно с учетом интеграционных амбиций Вышки. Ведь пока российское художественное образование не особенно котируется в мире.

Поедут ли выпускники в российские регионы, зависит от политики регионов – условий, которые там будут создаваться. На магистерской программе учатся студенты из регионов и из сопредельных государств, многие из них получили гранты на обучение. Очень хотелось бы, чтобы они изменили региональные культурные контексты, – ведь люди, особенно молодые, устали от казачьих праздников, им необходимо нормальное культурное потребление. Надеюсь, что наши выпускники привнесут в регионы новый образ современности – более привлекательный, чем тот, который предлагается сегодня.

Предыдущая статьяНе нашли подходящую вакансию? Оставьте свое резюме!
Следующая статьяМосковская международная выставка «Образование и карьера»
Redactor
Holyjob - некоммерческий проект включающий в себя советы и помощь в поиске работы, подготовке к собеседованию, идеи по переподготовке и смене профессии а так же ленту событий и новостей рынка труда от первоисточников. Кстати, сам факт того, что Вы обратили внимание на этот блок уже выделяет Вас среди прочих посетителей сайта. Рискну предположить что Вам есть что сказать, предложить нашему проекту. Смелее, вот адрес info@holyjob.ru Присылайте, если это имеет отношение к основной теме проекта - опубликуем.

Leave a Reply

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here