Цепочка жизни: как Россия встроена в глобальное производство

Эксперты НИУ ВШЭ проанализировали позиционирование несырьевых секторов российской экономики в глобальном производстве и возможности его обновления. Авторы исследования полагают, что источником устойчивого роста несырьевого экспорта в долгосрочной перспективе должно стать репозиционирование и включение в глобальные цепочки добавленной стоимости на более высоких стадиях, чем поставка сырья и первичных полуфабрикатов.

Глобальные цепочки добавленной стоимости (ГЦДС), наряду с прямыми иностранными инвестициями и многонациональными компаниями, определяют рост глобального производства, прежде всего в несырьевых секторах. Об этом говорится в докладе «Россия в глобальном производстве», представленном в рамках XXI Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества.

Известные примеры репозиционирования стран в глобальном производстве связаны не просто с изменением структуры экспорта в рамках международной торговли, а с включением страны в ГЦДС, подчеркивается в докладе. В частности, быстрый рост и технологическое обновление в азиатских экономиках связаны не с изменением структуры экспорта и импорта как таковым, а с включением стран в глобальные кооперационные связи, перетягиванием (офшорингом) этапов производств из развитых стран.

«Россия занимает позиции поставщика сырья и в глобальном производстве, и в ГЦДС. Однако нам видится, что источником устойчивого роста несырьевого экспорта в долгосрочной перспективе должно стать репозиционирование и включение в ГЦДС на более высоких стадиях, чем поставка сырья и первичных полуфабрикатов», – отмечают авторы исследования.

Цепочка жизни: как Россия встроена в глобальное производство© iStock

В качестве удачного примера они приводят Канаду. Это большая экономика с крупным сырьевым сектором. В глобальном производстве Канада располагается среди других стран – поставщиков сырья, однако при этом она еще и сложная экономика, которая производит много товаров, близких к конечному потребителю, и часто располагается на последних этапах в ГЦДС.

В докладе отмечается, что основная проблема устойчивого развития российской экономики – не в том, что сырьевой сектор существенно больше обрабатывающего по вкладу в экспорт, а в преимущественной специализации российских обрабатывающих отраслей на относительно простых товарах, недостаточной взаимосвязанности отраслей с точки зрения использования технологических компетенций и разреженности товарного пространства в российском экспорте.

«Все это усиливает для России риски ловушки среднего дохода, поскольку определяет низкий потенциал «ветвления» отраслей и появления новых товарных категорий высоких переделов, созданных на основе использования компетенций в существующих смежных отраслях», – говорится в исследовании.

Ключевыми вызовами для российской структурной политики являются, по мнению авторов доклада, обновление и увеличение добавленной стоимости в существующих отраслях несырьевого сектора и повышение глубины обработки и интеграция в растущие производственные цепочки в глобальном производстве.

Доклад «Россия в глобальном производстве» подготовлен экспертами Центра исследований структурной политики и Института торговой политики НИУ ВШЭ. Руководитель авторского коллектива – директор по экономической политике НИУ ВШЭ Юрий Симачев. Презентация доклада и круглый стол с его обсуждением прошли в онлайн-формате 28 мая.

Цепочка жизни: как Россия встроена в глобальное производство© iStock

Юрий Симачев, открывая обсуждение, отметил, что обычно в экономической политике делается акцент на поддержке внутреннего спроса. Но выход на глобальные рынки расширяет возможности для построения экономики знаний и использования высококвалифицированного труда.

«Надо вспомнить и про опыт развивающихся стран, которые в 1997 году занимали только 30% на рынке товаров и услуг, где используется труд высокой квалификации. Но уже через 20 лет, в 2017 году, этот уровень поднялся до 50%. То есть, они отыграли себе примерно такую же долю как и развитые страны», – подчеркнул он. И, если мы говорим про структурные изменения в экономике, нам тоже требуется иной взгляд на экспорт, добавил Юрий Симачев.

«Я особо хотел отметить, что когда речь идет о продукции с высокой степенью обработки, то здесь уже никуда не деться от глобальных цепочек добавленной стоимости… Все ли там замечательно? Далеко не все, там есть свои риски, свои проблемы. Но, тем не менее, ГЦДС – это шанс, через который можно встроиться в потоки, связанные со сложными видами продукции», – уверен директор по экономической политике НИУ ВШЭ.

Анна Федюнина, один из авторов доклада, ведущий научный сотрудник Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ, подчеркивает, что, по результатам экспертных оценок, экономический рост большинства стран зависел от репозиционирования в глобальных цепочках. «Увеличение участия в цепочках на 1% увеличивает долгосрочные темпы роста ВВП тоже на 1%. А вклад в ВВП расширения торговли в пять раз ниже – порядка 0,2%», – рассказала она, добавляя, что задача репозиционирования в ГЦДС – сложная и не имеет простого решения, а традиционные подходы должны быть пересмотрены.

Решению задачи способствуют прямые иностранные инвестиции и приход многонациональных компаний – необходимо изменение госполитики в части поддержки экспорта и отдельных отраслей

«Сейчас есть возможность Н-образной стратегии участия в цепочках – накопления компетенций внутри национальной экономики и достраивания национальных элементов цепочек. В том числе, в целях увеличения эффективности и наращивания конкурентности на собственных рынках для того, чтобы в последующем выходить на рынки с большей добавленной стоимостью», – говорит Анна Федюнина. Важно также встраиваться в цепочки с помощью наращивания импорта, для использования его в последующем импорте.

Экспортная фирма на глобальном рынке будет более конкурентоспособна, если она будет встраиваться в глобальные цепочки не только со стороны продажи, но и со стороны покупки продукции на мировом рынке, Поддержал коллег Александр Кнобель, Директор Института международной экономики и финансов ВАВТ. Для экспортеров либерализация внешнеэкономической деятельности со стороны импортных поставок более важна, чем для тех компаний, которые работают только на внутреннем рынке, подчеркнул он.

Но сегодняшние события в мире, связанные с глобальным коронавирусным карантином, ставят много вопрос в части работы ГЦДС. «Пандемия показала, что сложившиеся цепочки добавленной стоимости нарушают современные требования безопасности, обеспечения населения необходимыми и доступными лекарствами, медицинской техникой и т.д.», – отметила Наталья Иванова, академик РАН, член дирекции ИМЭМО. Кроме того, данные The Economist показывают, что китайские и азиатские высокотехнологичные компании сосредотачивают производства на своей территории, тогда как американские и европейские компании имеют географически распределенные цепочки. Это сейчас обсуждается, как обстоятельство, которое вредит национальной безопасности в силу того, что существуют проблемы разрыва цепочек в условиях пандемии, а также утечки информации и потеря контроля над производством. «С высокой степенью вероятности можно предположить, что сейчас начнется национализация хайтека», – считает Наталья Иванова.

Читать доклад

Предыдущая статьяВакансия Упаковщик в Санкт-Петербурге, работа в Атриа Россия
Следующая статьяТрадиционное «Техношоу» МИЭМ НИУ ВШЭ пройдет онлайн
Redactor
Holyjob - некоммерческий проект включающий в себя советы и помощь в поиске работы, подготовке к собеседованию, идеи по переподготовке и смене профессии а так же ленту событий и новостей рынка труда от первоисточников. Кстати, сам факт того, что Вы обратили внимание на этот блок уже выделяет Вас среди прочих посетителей сайта. Рискну предположить что Вам есть что сказать, предложить нашему проекту. Смелее, вот адрес info@holyjob.ru Присылайте, если это имеет отношение к основной теме проекта - опубликуем.

Leave a Reply

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here